Максим Плякин, диакон и Валерий Теплов. «Огонь веры отца Михаила Платонова» (проповеди)

13_31.jpgПо данным Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, в России с 1917 по 1941 год было казнено или убито без суда и следствия 130 000 священнослужителей — не считая тех, кто умер в лагерях, отбывая срок заключения. Эта цифра свидетельствует о том, что большевистский режим ставил своей целью не просто отвращение российского народа от веры, но и физическое истребление верных служителей Православной Церкви. Священник Михаил Платонов, настоятель саратовского Свято-Серафимовского храма — один из тех, кто после октябрьского переворота, несмотря на угрозы в свой адрес, открыто обличал советскую власть. Представляем его проповеди датированные 1917-ым годом.

Об отце Михаиле Платонове

Священник Михаил Платонов родился в 1868 году в семье диакона Нижегородской губернии. При переходе в 5 класс Нижегородской Духовной семинарии он был уволен из нее по просьбе родителей. С 1890 по 1894 год трудился учителем. 20 октября 1894 года был рукоположен во диакона, а через три года, 19 июня 1897 года — в иерея, служил в храме села Уварово Княгининского уезда, где был учителем школы грамоты. 4 декабря 1902 года за труды по народному образованию награжден набедренником, в 1907 — скуфьей.

С 1907 года отец Михаил служил в Саратовской епархии под началом священномученика Гермогена (Долганёва; †1918, память 16 июня), епископа Саратовского, с которым у него сложились хорошие отношения. 9 сентября он определен на должность Хвалынского уездного наблюдателя церковно-приходских школ и школ грамоты. Священнику было поручено также ведение миссионерских чтений и бесед в Казанской соборной церкви Хвалынска по предметам православной веры со старообрядцами. В марте 1910 года отец Михаил назначен заведующим Подлесинского миссионерского училища, в сентябре 1911 — заведующим и законоучителем второклассной женской учительской школы. Награжден камилавкой.

14 сентября 1912 года отец Михаил был назначен на священническое место к Покровской церкви села Большой Мелик Балашовского уезда, а 16 января 1913 года перемещен в Саратов, в храм во имя преподобного Серафима Саровского, где состоял законоучителем Серафимовской школы и детского приюта.

С 1914 года отец Михаил читал лекции на духовно-нравственные темы. Летом 1916 года был избран уполномоченным по постройке храма-памятника героям Первой мировой войны на братском кладбище в Саратове. 28 марта 1916 года за заслуги по духовному ведомству награжден золотым наперсным крестом. Он был членом "Союза Михаила Архангела", присутствовал при паломничестве к новоявленным святыням — чудотворным иконам Испанской Божией Матери и великомученика Пантелеимона в селе Корнеевке Николаевского уезда Самарской губернии (ныне — Краснопартизанский район Саратовской области) — и был свидетелем 10 происшедших там исцелений.

После февральской революции 1917 года отец Михаил создал православное общество "За веру", которое перед выборами в Учредительное собрание было преобразовано в предвыборный блок "За веру и порядок". Его целью являлось восстановление православной монархии.

У священника Михаила Платонова с супругой Валентиной Сергеевной было четверо детей. Сын Василий принял сан диакона и после Великой Отечественной войны служил в Саратовской епархии.

"Показательный" процесс

В начале августа 1918 года в Саратове было получено сообщение о казни большевиками в ночь на 17 июля 1918 года семьи последнего российского императора. 4 августа настоятель Свято-Серафимовского храма священник Михаил Платонов совершил молитвенное поминовение убиенного Помазанника Божия и сказал слово о гонениях на веру. Многие присутствовавшие за богослужением не смогли сдержать своих слез. 21 августа в "Известиях Саратовского Совета" появилась статья "Проповедь "святого отца"", которая заканчивалась призывом к губернской чрезвычайной комиссии обратить внимание на "это безобразие" и "принять соответствующие меры". Статья возымела свое действие, и 24 августа отец Михаил был арестован. При обыске были изъяты две части отпечатанного сборника его проповедей "За веру и порядок", приобщенные к делу в качестве вещественных доказательств контрреволюционности.

В ответ на это Епархиальный совет во главе с протоиереем Алексием Хитровым по благословению Преосвященного Германа (Косолапова), Епископа Вольского, распорядился прекратить богослужения в Свято-Серафимовской церкви и призвал прихожан требовать освобождения своего настоятеля.

В сентябре 1918 года в Саратов прибыл Председатель Реввоенсовета РСФСР Л.Д. Троцкий, который дал указание Председателю Саратовского губисполкома В.П. Антонову-Саратовскому "подорвать влияние Церкви". Последний приказал арестовать епископа Германа и весь Епархиальный совет и провести показательный судебный процесс.

После показательного процесса, проведенного в Большом зале Саратовской консерватории 6 октября 1918 года, владыка Герман был приговорен к 15 годам лишения свободы с привлечением к выполнению принудительных работ, а священник Михаил Платонов к высшей мере наказания — расстрелу. После кассации по приговору ревтрибунала от 9 января 1919 года за то же деяние епископ был повторно осужден на лишение свободы сроком на 15 лет с привлечением к принудительным работам, священник Михаил Платонов осужден к тюремному заключению на 20 лет с применением общественных работ.

Однако новомученикам не суждено было покинуть застенки ЧК: после покушения на Ленина и наступления войск Деникина постановлением Саратовской губернской чрезвычайной комиссии, заседавшей 8 октября 1919 года, они были приговорены к расстрелу "как непримиримые враги рабоче-крестьянской власти".

По преданию, когда узники узнали о готовящемся расстреле, священнослужители во главе с епископом Германом совершили в стенах саратовской тюрьмы отпевание самих себя и своих соузников-мирян. Священник Михаил Платонов был казнен вместе с владыкой, протоиереем Андреем Шанским (бывшим секретарем канцелярии священномученика Гермогена (Долганёва), епископа Саратовского) и 10 мирянами в ночь на 10 октября 1919 года на окраине саратовского Воскресенского кладбища. Несколько ранее, в сентябре 1919 года, Саратовская ЧК, использовав как повод убийство секретаря Московского горкома РКП(б) В.М. Загорского, постановила провести красный террор и расстрелять заложников из числа заключенных. 30 сентября на том же месте расстреляли протоиерея Геннадия Махровского, настоятеля саратовского Свято-Троицкого собора, священника Олимпа Диаконова и 26 мирян.

Могила расстрелянных на саратовском Воскресенском кладбище почитается несколькими поколениями православных христиан Саратовской епархии. В настоящее время материалы о епископе Германе (Косолапове) и священнике Михаиле Платонове рассматриваются Епархиальной комиссией по канонизации подвижников благочестия.

Огонь пришел Я низвести на землю, и как желал бы,
чтобы он уже возгорелся (Лк. 12, 49)

В течение последних месяцев множество храмов на Руси подверглись грабежу и разгромам. В ночь на 31 мая в Саратове злодеи взломали дверь в Крестовой церкви, похитили деньги, священные сосуды, кресты; запасные Св. Дары рассыпали по полу... Болит, скорбит и негодует сердце православного христианина при виде таких неслыханных поруганий над религиозными святынями. Да, равнодушно смотреть на такие кощунственные издевательства преступно. Нужно что-нибудь делать. Что же именно? Говорят: "Не волнуйтесь, не беспокойтесь — рано или поздно все войдет в свою колею, все умиротворится, успокоится". Может быть, но только при условии чьей-нибудь заботы, деятельности, ревности, защиты. Надеяться, что все успокоится само собой, легкомысленно. Напротив, при равнодушии христиан к страданиям Церкви в самом близком будущем могут произойти явные гонения на христианство. За политической революцией поднимется революция социальная, а потом религиозная. Рано или поздно это неминуемо произойдет, но от нас зависит отдалить эти ужасы. От нас зависит продлить царство благодати на земле, от нас зависит умножение членов Церкви Христовой. Церковь — это мы, христиане. Когда мы перестанем охранять себя, свое христианское упование, тогда и миру — конец.

Братья и сестры! Мы верим в Бога. Мы должны верить Ему, что Он — наш Господь, а мы — Его рабы; мы должны быть орудием воли Его; мы должны бороться с врагами веры. Встаньте же на защиту христианства. Пора, пора! Все грозные признаки упадка веры — на лицо. Проповедь против Христа громче и чаще раздается, чем проповедь за Христа. О Христе-Спасителе говорят только в храмах и совершенно замолчали в семьях; а против Христа стали говорить везде и все, начиная "с премудрых и разумных". Внешняя сила, внешняя власть, внешнее просвещение пошли против христианства; городская рабочая масса охотно идет за слепыми вождями неверия и влечет за собой крестьянскую массу. Средние и высшие школы до сего времени давали главную массу неверующей интеллигенции, а с объявлением свободы слова проповедью неверия совершенно беспрепятственно будет пронизываться вся наша учащаяся молодежь.Необязательность изучения Закона Божия, отсутствие в школах священника еще более укрепит силу неверия. В школах некому уже будет бороться с ним, обличать его безумие. С оскудением веры будет оскудевать и любовь. Начавшаяся партийная и классовая борьба всех заставит ненавидеть друг друга. Оскудеет и семейная любовь — восстанут чада на родителей и убьют их. Злобные чувства в людях более и более будут усиливаться и раздуваться невидимой сатанинской силой. Христианские чувства смирения, терпения, кротости будут вытравляться, осмеиваться, как бы выжигаться. Быть сверхчеловеком уже и теперь кажется явлением привлекательным и интересным. Быть страшилищем скоро будет высшим наслаждением человека. В учебных заведениях одновременно с вытравливанием веры и христианских чувств будет внедряться классовая ненависть, страсть к борьбе.

Братья и сестры — христиане! Ведь только слепой не видит, что все идет по такой дороге. Что же делать? Необходимо религиозное одушевление, необходим религиозный огонь. Без религиозного одушевления мы погибнем. Религиозное одушевление сделает нас бесстрашными и деятельными; оно привлечет к нам силу Божию, а сила Божия и нас сделает сильными; сила Божия сохранит нас от ложного пути; поможет всем ревнителям друг с другом сговориться, предохранит от взаимных споров и раздоров, укажет истинный путь деятельности. Как же достичь религиозного одушевления?

В этом деле пусть каждый рассчитывает на себя. Среди нас теперь нет особенных религиозных талантов, нет пророков, от которых мы могли бы загореться. Все мы обыкновенные люди с обычными немощами. Мы боязливы, ленивы, теплохладны. Но пред лицем грядущего гнева Божия и ленивые должны воспрянуть, и теплохладные воспламениться и к Богу обратиться. "Обратитеся ко Мне, и обращуся к вам",— говорит Господь. Все и каждый обратимся к Жизнодавцу, и Он одушевит нас, теплохладных. Братья! Молитесь. Сестры! Молитесь. Молитва — наилучшее средство получить огонь Духа. Умоляю вас, не будьте беспечны. Загорайтесь все огнем веры и взаимной любви. Пользуйтесь драгоценными часами церковной молитвы. В мирной церковной молитве Господь нас соединяет духом любви. Здесь Дух Божий витает над нами. Дух Божий примиряет нас. Дух Божий дает нам чувствовать Свое бытие, Свою благость к нам, грешным.

Возлюбленные слушатели! Пользуйтесь же всеми средствами, чтобы получить огонь ревности о Боге. Помните, этого желает Сам Христос Спаситель наш. Он Сам говорил: Огонь пришел Я низвести на землю, и как бы Я желал, чтобы он возгорелся. Христов огонь принесен. От этого священного огня загоритесь и вы, братие, чтобы огненная ревность сожигала ваши греховные страсти, чтобы освещала путь к Царству Небесному, чтобы и ближних ваших согревала, воспламеняла и оживляла, а вас спасала от огня вечного, адского. Аминь.

Радость духа в горестях жизни
(На праздники Богородичные)

"Величит душа моя Господа и возрадовася дух мой о Боге — Спасе моем",— так вместе с Богоматерью поет ныне Св. Церковь. А кругом бушует и ярится мировая буря человеческого своеволия, неправды, коварства, злобы. С шумом рушатся, ломаются и низвергаются все дела рук человеческих. Люди проклинают друг друга, проклинают власть и безвластие, право и бесправие, проклинают добро и зло. В этом омуте кровавых ужасов, насилий и беззаконий возможна ли какая добрая радость? Правда, мы видим теперь радость, но только радость безумия, радость зла, торжествующего свою победу. Мы видим радость хищников, своевольников и насильников. В этом торжестве зла и неправды есть ли место радости духовной, святой? Есть, дорогие мои, по слову Христову, мы теперь присутствуем при "начале болезней". Будет еще хуже. Если не нам, то чадам нашим придется испытать еще тягчайшие страдания. И все-таки мы можем иметь в себе радость духовную, ту радость, которую имели мученики за Христа, когда они бросались в темницы, пожирались зверями, сжигались на кострах, усекались мечом. Это — радость духа — бессмертного, неуязвимого, неопалимого, неснедаемого. Такая радость должна быть свойственна и нам, верующие христиане. Теперь, на горьком опыте, мы видим, как ничтожно обыкновенное счастье.

Нет прочного и полного счастья человеку на земле. Нет ничего твердого, постоянного и верного. Все крушится, изменяется, уничтожается. Везде и во всем ложь, измена, обман, эгоизм и зло. Ах, как справедливы слова апостола: "Не любите мира ни того, что в мире, ибо все в мире похоть плоти, похоть очей, гордость житейская". Мы не придавали значения этим словам. Мы считали их преувеличенными и жесткими. Мы даже думали, что наша любовь к мирским наслаждениям сделает нас мягкими, добрыми, великодушными. И вот теперь мы видим, как прав апостол. Любя мир, мы разлюбили Творца, забыли Царство Небесное и возненавидели всех, кто препятствует нашей мирской любви. Любовь, стремление к мирским наслаждениям сделали нас зверями. И неудивительно. Наслаждение одних возбуждает зависть других; за завистью идет ненависть, потом вражда, потом борьба и, наконец, взаимное истребление. Все в мире греховно или отравлено грехом; все возбуждает зависть, ненависть, вражду и, наконец, смерть. А если так, то мы безраздельно должны искать других радостей, радости духа, радости о Бозе Спасе моем. И чем решительнее будет наше обращение, тем полнее будет и радость духовная. Так пусть еще более сгущается тьма, пусть злобствует враг, пусть ярится ад — не устрашимся ниже смутимся. Сквозь адский шум мы слышим радостную песнь Богоматери: "Величит душа моя Господа, и возрадовася дух мой о Бозе Спасе моем". Мы слышим всепроникающий, призывный голос Спасителя: "Идите ко Мне. Я упокою вас. Я хочу, чтобы вы были, где Я. Я хочу, чтобы вы имели радость Мою".

Утешьтесь же, рабы Христовы, и не скорбите чрезмерно. Если мы сами не захотим, никто не сделает нас несчастными. Только бы нам не отдаляться от Бога. Отнимут ли у нас землю, у нас остается Небо. Возьмут ли детей, имущество, нам достанется Царство Небесное. Лишимся ли жизни, у нас останется вечность. Лишимся ли защитников, покровителей, мы только приблизимся к вечно Живому, Всемогущему, Всеблаженному Царю Небесному. Что бы ни случилось, мы присоединимся к Царице Небесной и вместе с Нею воспоем: "Величит душа моя Господа, и возрадовася дух мой о Бозе Спасе моем". О, Пречистая, Преблагословенная Матерь Божия, помяну имя Твое в всяком роде и роде, и Ты помяни нас грешных в молитвах Твоих.

Источник: http://orthodoxy.eparhia-saratov.ru

Метки: | | | | |

14 апреля 2008

Новости в хронологическом порядке: