Николай Сербский, святитель. «Моления на озере»

nik1.jpgКто это смотрит на меня?
Кто это смотрит на меня так пристально сквозь все звезды неба и сквозь все творения земли?
Закройте очи свои, звезды небесные и твари земные; отвернитесь от наготы моей. Довольно мне того стыда, что жжет мои глаза.
На что смотреть вам? На древо жизни, ссохшееся, словно придорожная колючка, жалящая прохожих и себя саму? На что смотреть вам? На огонь небесный, тлеющий в грязи, что и не гаснет, и не светит?
Пахарь, не твоя нива важна, но Господь, взирающий на труд твой.
Певец, не песни твои важны, но Господь, внемлющий им.
Спящий, не сон твой важен, но Господь, бдящий над ним.
Не мелководье прибрежное важно — важно озеро.
Что есть время человеческое, если не волна, которая, отбежав от озера, покаялась, что оставила его, ибо, нахлынув на раскаленный песок, пересохла?
О звезды, о твари, не на меня смотрите — на Господа Всевидящего. Ему все ведомо. На Него смотрите и увидите, где отечество ваше.
Для чего вам смотреть на меня — образ изгнания вашего? На отражение быстротечности и временности вашей?
Господи, прекраснейший убрус мой, Серафимами золотыми украшенный, покрой меня, словно вдову, вуалью и собери в нее мои слезы, в которых кипит горе всех созданий Твоих.
Господи, радость моя, будь гостем моим, чтобы не стыдился я наготы своей, чтобы жаждущие взгляды, на меня обращенные, больше не возвращались в свои дома жаждущими.
Счастливые дни
Человек, есть ли среди прожитых тобой дней те, что хотел бы ты вернуть? Дни эти манили тебя, как манит нежное прикосновение шелка, но, соблазнив тебя, превращались в паутину. Словно чаша, полная меда, встречали они тебя, но обращались в зловоние, полное обмана и греха.
Смотри, как лужи при лунном свете напоминают чистые зеркала, а дни твоей беззаботности — прозрачные стекла. Но когда скользил ты из одного дня в другой, обманчивые стекла разбивались, как тонкий лед, и ты брел по воде и грязи.
Может ли называться днем время, ограниченное, словно вратами, утром и вечером?
Господи, свете мой, об одном лишь дне тоскует душа моя, истерзанная обманом: о дне, который не закрывается вратами вечера. О дне Твоем, который был и моим днем, когда я был одно с Тобою.
Человек, печалишься ли ты о минувшем счастье твоей жизни? Вспомни былые сладости прошлого: какая из них принесла тебе больше горечи? И вот с досадой отворачиваешься ты от вчерашнего счастья.
Даны тебе лишь мгновения счастья, чтобы опечалить тебя воспоминанием о том ушедшем истинном счастье, когда ты был под покровом Источника счастья. Даны тебе столетия скорби, чтобы пробудить тебя и вырвать из плена царства лжи.
Господи, Господи, счастье мое единственное, готовишь ли Ты прибежище измученному страннику своему?
Господи, вечная юность души моей, омоешь Ты очи мои, и засияют они светом, ярче солнечного.
Господи, бережно собираешь Ты слезы праведников и, как дождем, мир ими освежаешь.
Конец пути
Вот еще немного, еще немного, и путь мой окончится. Еще немного поддержи меня, Господи — Победитель смерти, на пути, возводящем к Тебе. Ибо, чем больше приближаюсь я к Тебе, тем сильнее люди тянут меня вниз, в свою бездну. Чем больше наполняется бездна, тем тверже надежда их, что они одолеют Тебя. Воистину, чем полнее бездна, тем Ты дальше от нее.
Как глупы слуги древа познания! Не Тобой меряют они силу свою, а количеством своим. Закон правды не Твоим именем освящают, но числом своим судят о нем. Путь большинства для них есть путь истины и справедливости. Древо познания превратилось в древо преступлений, глупости и леденящей тьмы.
Мудрые мира сего познали все, кроме того, что они — слуги сатаны. Настанет день последний, наступит и ликование для сатаны из-за жатвы обильной. А колосья-то все пусты. Но по глупости своей сатана меряет числом, а не полнотой.
Один Твой колос, Господи — Победитель смерти, стоит всей жатвы сатаниной. Ибо ты не числом меряешь, а полнотой Хлеба Жизни.
Тщетны увещевания мои безбожникам: обратитесь к Древу Жизни и познаете больше, чем хотите познать. Из древа познания сатана строит вам лестницу в ад.
От безбожников слышу издевки: хочешь ты с помощью Древа Жизни обратить нас к своему Богу, Которого мы никогда не видели.
Воистину, никогда вам не увидеть Его. Свет Господень, от которого Серафимы затеняют очи свои, навсегда испепелит зеницы ваши.
Среди всех, в прахе земном живущих, горстка малая тех, что в Бога верят. О горы, о озера, разделите радость мою о том, что и я иду среди этих редких, тихих, самых презренных!
Еще немного, братья, и закончится путь наш.
Еще немного поддержи нас, Господи — Победитель смерти.
Господи, любовь моя, помилуй мя
Немного требуешь Ты от меня, Любовь моя. Люди требуют много больше.
Укутан я плотным покрывалом небытия, застилает оно очи души моей. Ты ждешь лишь того, чтобы сорвала с себя душа моя покров тяжелого тумана и узрела Тебя, Сила моя и Истина. Люди же хотят, чтобы укутывалась она все более тяжелыми и глухими покрывалами.
О, помоги мне, помоги! Помоги душе моей освободиться и воспарить на воздушных крыльях, помоги мне обрести воздушные крылья и огненную колесницу.
Длинны, бесконечно длинны разговоры, а мораль — в единственном слове. Ты это слово, Бог-Слово. Ты мораль всех разговоров.
Что пишут звезды на небе, о том шепчет трава на земле. Что вода морская напевает в своих струях, о том же бурлит пламя в недрах земных. Что говорит взор Ангела, о том же взывает имам с минарета. О чем минувшее, поведав, ушло, о том же нынешнее говорит и проходит.
Единая сущность у всего сущего, одна мораль во всех притчах. Всякая тварь — сказка о небе. Смысл всех сказок — Ты. Ты — безграничность всех притч. Ты — краткость всех притч. Ты — слиток золотой на берегу каменистом.
Когда имя Твое изрекаю, все изрекаю, и более, чем все:
Любовь моя, помилуй мя!
Сила и Истина, помилуй мя!
Господи, обойми мя росой благодати Твоея
Чего стоит одежда, если нет тела, которое может ее одеть? Чего стоит тело, если не живет в нем душа? Чего стоит душа, если Ты не бодрствуешь в ней, Огонь на пепелище?
Одежды мои — дым и пепел, если плоть моя не даст им большей цены.
Озеро мое дивное — слепое болото, если зрячая вода утечет из него.
Душа моя — дым и пепел, если Тебя не будет в ней, Роса утренняя.
На прахе творения пишешь Ты имя Свое и творением, словно дымом, затеняешь пламя Своего сияния.
Пламя Твое — роса жаждущим, спешащим в объятия Твои. Пламя Твое — попаляющий огонь бегущим от Тебя.
Воистину, Ты — рай праведным и ад неправедным.
Когда придет День Последний, когда Первый и Последний День откроются людям как Один День, тогда праведные возвеселятся, а неправедные возрыдают. И возопиют неправедные: увы нам, на земле питались мы пеплом, а ныне, на небесах, будем поедать огонь!
Пророки Твои открывали огонь под пеплом, спускались в жерла вулканов. По бескрайней милости Своей каждому дал Ты по искорке, ради которой трудились они, пока все искры не слились в единое пламя Сына Твоего, Мати Божия!
Господи, находил Ты пастыря для всякого стада, они же разводили огонь для стад своих, чтобы не замерзли те на крутой стезе истории. До тех пор трудились они, пока Богочеловек, Сын Единородный, не разжег великое пламя и не позвал обогреться все стада.
Смотри, как глубоко сокрыты все благородные металлы, очи земных глубин. Как же тогда Ты скрываешься под прахом земным, Жемчуг благороднейший?
Бедняк пашет ниву свою и лишь отмахивается, когда говорю ему: "Сам не знаешь богатства своего: глубоко под нивой твоей озеро расплавленного золота".
Не отворачивайтесь от меня, обнищавшие царевичи, когда говорю вам, что тело драгоценнее одежд, душа — тела, а Царь Огненный — драгоценнее души.
Господи, единственное воспоминание мое
Избави мя, Господи, от всех воспоминаний, от всех, кроме одного. Ибо от воспоминаний делаюсь старым и немощным. Воспоминания убивают мое сегодня. Они душат мой день сегодняшний днем прошедшим и ослабляют надежду мою на будущее, легионы воспоминаний шепчут мне на ухо: будет только то, что было.
А я не хочу, чтобы было только то, что уже было. Я не хочу, и Ты, Господи, не хочешь, чтобы будущее было повторением прошлого. Пусть будет небывалое, будет то, чего свет не видел еще. Слишком драгоценно солнце, чтобы освещать бесконечные повторения.
Проторенные дороги соблазняют путника. Долго земное ходило по земле. Наскучили земле ходоки, из колено в колено, во все времена одни и те же. Избави мя, Господи, от всех воспоминаний, от всех, кроме одного.
Воспоминание единственное сохрани и освежи во мне. Сохрани и освежи в сердце моем воспоминание о той славе, в которой я ходил, когда был с Тобой и в Тебе, прежде времени и обмана его.
Когда и я был гармонично троичен во святом единстве, подобно Тебе в вечности.
Когда и моя душа была в согласии с разумом и Жизнью.
Когда и моя душа была девственной утробой, разум мой — девственной мудростью, а жизнь — духовной силой и святостью.
Когда и я был свет, и не было тьмы во мне.
Когда и я был блаженство и мир, и не было во мне муки сомнений.
Когда я знал Тебя, как и Ты знаешь меня, и не был смешан с тьмою.
Когда и я не имел ни границ, ни ближнего, ни деления на "я" и "Ты".
Сие воспоминание не отнимай у меня, обнови его, Родителе мой.
Хотя открывает оно пропасть, по дну которой я влачусь, уничиженный и униженный.
Хотя и разлучает меня оно с друзьями и радостями земными. И сметает все преграды между Вчера, Сегодня и Завтра.
Хотя отчуждает меня от самого себя и делает безумцем в очах спутников моих.
Воистину, немило мне ни с кем, кроме Тебя, немило ни одно воспоминание, кроме воспоминания о Тебе.
Милостивый Родитель мой, избавь меня от всех воспоминаний, кроме одного...
Источник: http://orthodoxy.eparhia-saratov.ru

Метки: | | | | | |

25 апреля 2008

Новости в хронологическом порядке: