Александр Онов. «Навстречу Вифлеемской звезде»

Интервью с епископом Полоцким и Глубокским Феодосием опубликовано «Новой газетой», и затем с согласия автора перепечатано московским 80-страничным глянцевым журналом «Глинские чтения». Эта беседа, в которой сфокусированы многие вопросы веры состоялась накануне православного Рождества.

– Владыка, расскажите, пожалуйста, о своем пути к вере.

– Родился я в 1943 году в семье кадрового офицера, мать – врач. Не могу сказать, что они были очень уж церковные люди, но в душе, конечно же, верили. Ведь душа по природе своей – христианка. Особенно глубокой верой отличалась моя бабушка по линии матери, с нею я впервые переступил порог церкви. В каком возрасте это было, я не помню, так же, как не помню себя неверующим. Вера в Бога родилась вместе со мной, очевидно по-другому быть не может.

– Когда возникло решение избрать для себя духовную стезю?

– Где-то в начале 50-х, когда мой отец служил в штабе ПВО в Симферополе, случился инцидент: угнали в Турцию наш самолет. Из Москвы сразу же прилетели три полковника, устроили разбирательство: кто виноват, почему ПВО не приняло мер и т.д. Сами понимаете, времена сталинские, суд короткий: либо высшая мера, либо в лагерь сошлют, откуда не возвращаются. Отец на момент происшествия исполнял обязанности командира части и, не строя иллюзий, в разговоре с бабушкой обронил: “Это конец”, а потом добавил: “Поставьте за меня свечку в храме”. Как молилась бабушка, сказать трудно, но, к удивлению всех, отца не только не посадили, но даже не сняли с должности. Я был мал, не все понимал, но ощущение чуда, чего-то необыкновенного, вершащего исключительно Божьей Милостью, поселилось во мне и больше не оставляло.

– Этот случай послужил импульсом для поступления в духовную семинарию?

– Обращение в веру редко бывает спонтанным. Это длинный путь. Взрослея внутренне и духовно, мы обнаруживаем Бога в окружающем нас мире и, наблюдая, чувствуя, запоминая, не можем не удивляться Его Мудрости и не благодарить. Бог входит в нашу жизнь постепенно, по мере того, насколько мы готовы Его принять.

– Я знаю, что до семинарии вы получили вузовский диплом и работали в системе Академии Наук УССР, занимались серьезными научными изысканиями в отделе, который возглавлял академик Лазарев. Не жалеете, что все бросили?

– Бог призывает нас в мир, чтобы мы исполнили свою миссию, и для каждого эта миссия разная, у каждого свое призвание. Пути Господни неисповедимы. Не зря же говорят, что не мы выбираем профессии и обстоятельства, а они нас. Десница Божия на всем.

– Расскажите о семинарской жизни.

– Учиться в духовном заведении труднее, чем служить в армии. Дисциплина та же, но к физическим нагрузкам нужно добавить изнуряющую интеллектуальную работу. Я поступил в семинарию в возрасте 27 лет. Выдерживать интенсивный ритм семинарской жизни помогала молодость и благодатная сила, которую православные верующие черпают в Таинствах. Мы все были фанатиками в хорошем смысле этого слова.

– Вы говорите о том времени с восторженными нотками. Судя по всему, вам попались хорошие преподаватели?

– Да, память о профессуре духовной академии осталась на всю жизнь. Один из них, протоиерей Иоанн Козлов, ни много ни мало – царский миссионер. Или взять Волкова Владимира Македоновича – я еще застал профессоров Царской России… Уникальные люди, сейчас таких нет. Современные проповедники из сектантов говорят много слов, рассчитывая обаять ими публику, а педагогам, подобным Владимиру Македоновичу, не нужно было говорить ничего вовсе: тот, кто его знал, не мог стать негодяем по определению. Пример его жизни воздействовал лучше проповедей. Будучи старше на целое поколение, профессора обращались с нами на равных, ценили и уважали в нас личность и видели в каждом человеке в первую очередь образ Божий, потому что не умели по-другому, не представляли и не хотели.

– Получается, владыка Феодосий, что вы получили светское образование на факультете “Физика твердого тела” лишь для того, чтобы убедиться: умный, образованный человек не может быть безбожником?

– Образование, образованность сосредоточены в уме, а вместилище божественных дарований – сердце. Но дело в том, что человек не разделен на две части, все пульсирует, движется, функционирует сообща, вместе, неразрывно… Это премудро устроенный Богом организм, одно не рассматривается без другого: система кровотока, система пищеварения и даже система потоотделения… Если что-то одно изъять, человек умрет, во всяком случае не будет полноценным. Мы состоим из этой полноты и в других ищем такую же полноту. Мое образование без веры не значило бы ровным счетом ничего.

– Мы обычно вспоминаем о Боге под старость, когда уже нет сил, чтобы послужить Ему. В молодости совсем другие мысли, кажется, что некуда торопиться.

– Чаще всего так и происходит. Мы все когда-нибудь состаримся, не только физическое, но и умственное бессилие постигнет многих. К этой фазе жизни надо относиться с уважением, старик стоит на пороге Вечности. Конечно, Бог зрит в сердце, одна покаянная слеза для Него дороже всех твоих видимых достоинств. Занимайтесь собой, своим внутренним миром, думайте о содеянных грехах и наближающемся Суде, когда уже не останется времени для исправления и покаяния. Как верны слова святого праведного Серафима Саровского: “Спасися сам и с тобою спасутся тысячи”. Серафим напоминает, что надо хлопотать о душе и не размениваться на мелочи.

– Ваш оптимизм радует, но на дворе XXI век, современная молодежь не “ведется” на рассказы про ангелов.

– Никто и не агитирует. Помните евангельские строчки: “Много званых, но мало избранных”? Много званых – все мы званые, а мало избранных не потому, что Бог такой уж строгий и требовательный. Нет. Избранные – это те, которые откликнулись на Его зов, пошли навстречу “Показавшему нам свет”. Так мало нужно в сущности, когда Ангел прикасается своим крылом, все сложное, сомнительное и противоречивое вдруг проясняется, и видишь себя как на ладони, и жизненный путь свой, и в сердце вливается неизреченная сладость. По сравнению со всем этим земные блага уже не выглядят авторитетно.

– Что думает по этому поводу физика?

– В 95-м году в Дубне, в центре ядерных исследований, проводилась конференция, посвященная вопросам происхождения мира. Светлейшие умы решали, откуда мы взялись: появились в результате хаотических неуправляемых процессов или за этим стоит что-то большее? Кстати, я заметил, что ученый люд весьма верующий, ибо ученые постоянно чувствуют в своей жизни, событиях, опытах присутствие Высшего Разума и не стесняются говорить об этом. Так вот в Дубне пришли к выводу, что в гравитационном, электромагнитном и других видах полей наличествуют константы, и если какая-либо из них изменится хотя бы на одну сотую, наша планета тотчас превратится в пыль. Разве не страшно? Такие примеры дают понять, как выглядит Суд Божий, чтобы потом не говорили, будто между физикой и Апокалипсисом нет ничего общего. Так что не надо утверждать, будто образование мешает вере. Образованный человек знает о втором законе термодинамики: “Всякая замкнутая система, изолированная от внешних воздействий, стремится к выравниванию энергий”. По большому счету, это закон энтропии, смерти, закон маятника. Вы видели маятник, качающийся вечно? Маятник находится во власти причин, которые неизбежно его остановят, если не прилагать внешних воздействий. Тогда ответьте мне: почему, несмотря на второй закон термодинамики, мир существует? Объяснение может быть только одно – Бог держит! Это то самое воздействие, которое до срока продляет наше бытие. И как после этого не радоваться, не славословить величие и милость Божию?

– Что подумают атеисты, услышав такие доводы? Хотя атеизму становится все теснее, я смотрю на переполненные храмы, на массовый приток верующих к Святыням, особенно в последнее время. К добру ли это?

– Смотреть нужно не на приток, а на качество веры. Общих тенденций здесь быть не может. Вера – дело настолько интимное, личное, сокрытое от взоров, что трудно об этом судить. Пошли люди в храм – слава Богу, не следует искать в этом апокалиптических предзнаменований. Нам дано это время, и мы должны использовать его во благо.

– На всей вашей жизни, владыка Феодосий, лежит печать Провидения. Учились в институте, собирались науку вперед двигать, имея к тому и способности, и таланты, ожидала блестящая карьера… Вместо этого 18 лет преподавательской деятельности сперва в Московской духовной семинарии, затем в академии, студенты, конспекты, лекции... Жизнь задалась?

– Как-то получалось, что и в науке, и на педагогическом поприще я чувствовал себя в “своей тарелке”. Вера – удивительная вещь, когда нужно, она открывает новое, особое зрение, она похожа на Вифлеемскую звезду, чтобы ты шел и не заблуждался.

– Кое-кто считает, что психических недугов вообще не существует – это лишь разные типы воздействия на человека темных сил. Что вы думаете об отчитке одержимых бесами?

– Существуют болезни психические и духовные, хотя грань между ними найти нелегко. Что касается отчитки, то я вам скажу: от грехов надо избавляться. Если душа отягощена грехами, это может привести к самым уродливым формам беснования. Прежде, чем искать священника, который занимается отчиткой, нужно вначале искоренить грех и стать на путь благочестивой жизни: молитва, пост, посещение храма, приобщение к Таинствам, в первую очередь, к исповеди. Отчитка не принесет плода, пока человек не оставит греховной жизни.

– Бог все делает во благо, если веришь. Значит, жизнь с Богом – непрекращающаяся радость?

– Да уж, точнее не скажешь – непрекращающаяся радость. Бог – сосредоточие всех благ, которые в состоянии воспринять человек, но путь к Богу часто пролегает через страдание. Это – как черное и белое: не познав скорбь, не получишь представления о счастье.

– Дорогой владыка, в разговоре с вами то и дело возникает тема чуда. Чудо и там, и здесь, и на каждом шагу, отчего же другие не замечают его?

– Вот вы, Александр, берете у меня интервью к Рождеству Христову. Почему не обратите внимания на сам этот праздник. Ведь действительно чудо на каждом шагу, просто греховные наклонности и духовная слепота мешают нам чудесное замечать. Как вела волхвов Вифлеемская звезда? Разве это не чудо? Даже самая обычная повседневная жизнь, если к ней внимательно присмотреться, наполнена знаками Божьей любви. Откройте Евангелие в любом месте: простыми словами, притчами, доступными пониманию даже ребенка, Новый Завет вводит нас в мир, над которым не властно ни время, ни тление.

– В Православии духовное лицо может избрать либо белое священство, либо монашеский путь. В первом случае полагается жениться и, наряду с пастырскими обязанностями, воспитывать детей в вере и страхе Божием. Вы – монах, дали обет безбрачия. Наверное, монахом нужно родиться, для вас нормально то, что большинству людей не под силу...

– Когда знаешь Бога, земные привязанности ослабевают и со временем теряются вовсе.

– Помимо того, что вы монах, вы еще и епископ, возглавляете Полоцко-Глубокскую епархию, окормляете Свято-Евфросиньевский женский монастырь, ведете активную хозяйственную деятельность, строитесь. Не мешает это молитвенному подвигу?

– Я уже говорил, человека нельзя разрезать на две части: одна часть молится, другая – работает. Вещественный и душевный составы в нас перемешаны, так и жить нужно. Должен ведь кто-то и административные функции выполнять. Если я сейчас все оставлю, то развалится здание, возводимое по кирпичику годами, понесет ущерб Церковь, а я член Церкви. Лично у меня в душе нет никаких нестроений, прославить Господа можно на любом месте.

– Летом в монастыре у вас очень красиво, все в цветах... Дорожки, бордюры, скамеечки и клумбы – каждая мелочь отделана качественно и со вкусом. Отдыхаешь душой.

– Мир Божий создан, чтобы радовать глаз. Монастырь – часть этого мира, и, мы надеемся, лучшая, светлая, облагороженная часть, монастырский воздух настоян на молитве, – и этого невозможно не замечать. Практически все здесь сделано руками насельниц – всего в монастыре 71 человек. Трудятся во славу Божию – послушницы, инокини, монахини – ведут подсобное хозяйство, можно сказать, сами себя содержат. Жизнь в монастыре регламентируется Уставом. Того, кто пришел в монастырь спасаться, всегда примут радушно, с любовною теплотой. Их так и называют: сестры во Христе, потому что они уневестились Христу. Именно сестры, а не подружки или коллеги.

– Владыка, как вы думаете, отчего иному хорошему человеку выпадает такая тяжелая доля, испытание, после которого он уже не в силах верить в Небесную справедливость?

– Найдите в Ветхом Завете книгу о праведном Иове. Господь Премудр. Мы не всегда можем разглядеть логику, смысл и спасительную участь происходящего, но эта логика есть, она превышает человеческое разумение, повергает нас в трепет и священный ужас перед Его Могуществом, Силой и Премудростью.

– Расскажите, пожалуйста, о мощах преподобной Евфросиньи?

– Мощи преподобной Евфросиньи – истинное чудо земли Полоцкой. В 1998 году мы в составе специальной комиссии, в которую входил врач высшей квалификации, проводили освидетельствование этих мощей. Тело у Преподобной нетленно, сохранились даже глаза, которые закрыты веками. После совершения молитвы мы открыли плат, укрывающий лицо Преподобной, и нашим взорам предстал нетленный лик. От мощей исходило тончайшее и дивное благоухание. Врач, участвующий в этом процессе, сказал об особом состоянии его души: внутренней радости, легкости, отрешенности от всего земного. И это состояние посетило всех. По сей день от благоуханных нетленных мощей Преподобной происходит множество исцелений и благодатная помощь всем верующим.

– Евфросинья с детских лет проявляла незаурядные способности. Будучи 12-летним ребенком, она рассуждала, как убеленная сединами старица. Тщета и суетность земных благ были для маленькой девочки настолько очевидны, что взрослые дивились и поражались ее мудрости.

– Я даже процитирую отдельные строки. Трудно поверить, что их автор 12-летний человек: “Что успели все те люди, которые жили раньше нас: они венчались, выходили замуж, княжили, но память о них прошла, сгнила, как паутина или пыль, не оставив по себе на Земле никаких следов. А вот те жены, которые пошли за Христом, посвятили жизнь свою Ему, они остались памятны на Земле и записаны на Небесах, где со Святыми Ангелами и человеками ликуют. Земная же слава – дым и прах, подобно пару расходится она по ветру и проходит без следа”.

– Удивительные слова… Очень жаль, владыка, что продолжительность нашей беседы регламентирована. Что Вы хотели бы пожелать читателям и всем православным христианам в преддверии Рождества?

– Радостный праздник Рождества Христова ассоциируется с началом новой жизни, новой эры, новой эпохи. В этот день рождается Младенец, сокрушивший врата ада, Младенец, наступивший на главу древнего диавола-змея. В этот день все верующие спешат в храм, чтобы принести свой дар молитвы и любви и получить от родившегося Богомладенца благословение на грядущее новолетие. И дай Бог, чтобы каждый человек, совершенствуясь во Христе, пришел к миру, согласию и любви с собою, с окружающими и с Богом.

6 января 2006г.

Метки: | | | | | | |

20 октября 2009

Новости в хронологическом порядке:

9 комментариев
  1. Побывала я у мощей преподобной Ефросиньи. Ее лик был закрытым. А тут пишут, что она не тленна. Почему нельзя открывать лица преподобных? Может это глупый вопрос, но хотелось бы взглянуть…

    Comment by elena — 20 октября 2009 @ 19:12

  2. пробовала смотреть на солнце широко открытыми глазами?

    Comment by Александр Онов — 21 октября 2009 @ 8:22

  3. Ну солнце яркое… ослепнешь

    Comment by elena — 21 октября 2009 @ 18:50

  4. тоже самое и с ликами святых

    Comment by Александр Онов — 21 октября 2009 @ 22:08

  5. не представляю

    Comment by elena — 22 октября 2009 @ 17:53

  6. дождись солнечного дня и поэкспериментируй

    Comment by Александр Онов — 22 октября 2009 @ 19:35

  7. не, экспериментировать не буду. Как глядеть на солнце — я знаю

    Comment by elena — 23 октября 2009 @ 19:26

  8. «Что подумают атеисты, услышав такие доводы?» Мне не понятно об атеистах ученых. Ведь ученым видно многое из физических опытов и почему они отрицают Божье творение?

    Comment by elena — 23 октября 2009 @ 19:50

  9. Бог не в экспериментах раскрывается, в тишине сердечной целая бездна знания о Боге (на заметку ученым)

    Comment by Александр Онов — 23 октября 2009 @ 20:30

Leave a comment